Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям








Летопись

Годы 1442 – 1448. «Да не забвено будет в последнех родех»

Одним из последних событий в тексте Новгородской Первой летописи стала денежная реформа, приведшая к полной замене серебряных денег – «новгородок», среди которых за два десятилетия чеканки накопилось много облегчённых, то есть фальшивых монет. Пострадала от этой реформы, как всегда, наименее зажиточная часть населения. Летописец был уверен, описывая «скорбь великую и убыток в городе», что это событие останется в памяти новгородцев до их последнего колена, которому суждено предстать перед Спасителем в час Страшного суда.

За давностью лет нынешние новгородцы не вспоминают тех скорбных времён и в большинстве своём не ждут Второго пришествия. О периоде 1440-х годов в истории Новгорода они могут судить по сохранившимся от того времени архитектурным постройкам Владычного двора. Правда, некогда великолепные палаты и комнаты, возведённые владыкой Евфимием, сильно пострадали от разрушительного действия времени, а потому тоже пребывают в почти полном забвении…

 

 

Развивший небывалую строительную активность владыка Евфимий II на протяжении интересующего нас периода «Седмиц» с особым рвением обустраивал территорию Владычного двора. В 1440 году он возводит «комнату меншую каменную» и церковь Св. Анастасии у южной стены Софийского собора. В 1441 году была «подписана большая палата и сени прежние». На следующий год рядом с приделом Трёх исповедников у Софии появляется небольшая церковь Св. Николая. В 1443 году в резиденции владыки строится «духовница и сторожня», а в 1445 году «на сенях» возводится «тёплая», то есть отапливаемая церковь Св. Евфимия, расписанная и украшенная иконами за 4 месяца. В 1447 строится ещё одна церковь – Богоявления Господня.

 

Руины «Архиепископского дворца». Вид сквозь арку ц. Сергия Радонежского, 1950-е гг.

Трудно даже представить, как выглядел в это время Владычный двор – сплошная стройплощадка! Может показаться странным, но масштабное строительство на Владычном дворе, а также обновление церквей в Новгороде, Старой Руссе и строительство храмов в сельской местности (как, например, церковь Прокопия на р. Белой – современный п. Любытино) совпадает по времени с ужасными бедствиями, обрушившимися на город. Неурожайные годы, дороговизна хлеба, голод, пожары и бесчинства чиновников-«ябетников» поставили многих новгородцев на грань разорения и нищеты. И тут – такой размах и строительная роскошь. Неужели для Новгорода пришло время «пира во время чумы»?

Хотелось бы заступиться за «новгородскую верхушку» того времени, но факты – вещь упрямая. А они как раз свидетельствуют о том, что «строительный бум» середины XV века не имел под собой никакого экономического чуда, а происходил на фоне обеднения и правового беспредела в отношении населения Великого Новгорода и его волостей.

Тем не менее, архитектурные изыски владыки Евфимия со временем станут важной частью культурного наследия города, свидетельством его культурной и политической ориентации в XV веке. Построенный владыкой комплекс зданий у северной стены Детинца стал первым на Руси примером масштабного гражданского здания, которое археологи назвали «архиепископским дворцом». Его руины были впервые раскрыты в 1946-47 годах Александром Монгайтом, обнаружившим под земляной засыпкой системы помещений, переходов, галерей и коммуникаций. В таком виде этот дворец здорово напоминает постройки западноевропейских «бургов» – укреплённых резиденций орденских магистров или епископов.

 

Руины «Архиепископского дворца». Вид сверху, с Федоровской башни, 2000 г.

Внутри дворца при раскопках Марка Алешковского в 1958 году были обнаружены следы керамических труб, обеспечивавших снабжение здания водой и сток грязных вод из кухонь и поварен. Многие помещения имели разветвлённую систему печей и дымоходов, а это как раз то, что летописец называет «комнатами» (от итал. – kaminata – помещение с камином, печью). Даже отхожие места, по-европейски – гардеробы, были оборудованы необычайно комфортно: кирпичные стульчаки с отверстием сливного канала, выходящим наружу стен Детинца. Свет и вентиляция в гардеробах обеспечивалась через узкий щелевидный люк.

Подобные удобства можно встретить в лондонском Тауэре или рыцарском Мариенбурге. Вот только осмотреть «чудные» архиепископские палаты и комнаты ещё долго ни горожанам, ни туристам не удастся. Раскопанные в 1940-50-х гг. руины наглухо закрыты низким дощатым навесом и доступны лишь для уединённых свиданий с древними гардеробами, да и то не из любознательности, а по нужде.

Говорят, у нас нет методики консервации древних руин на открытом воздухе, всё-таки не Греция и даже не Крым. Впрочем, насколько мне известно, никто эту методику и не разрабатывает. Зато наши ближайшие соседи латыши, эстонцы и литовцы активно этим занимаются и после несложных консервационных работ открывают свои руинированные замки для публичного показа. Ведь древние крепостные сооружения, а тем более их овеянные легендами руины – это, пожалуй, наиболее зрелищные объекты.

 

 

 

Сын посадника Щила раздаёт милостыню нищим. Миниатюра из Синодика XVII века.

В XV веке среди новгородцев стала популярной повесть о посаднике Щиле – притча о коррумпированном посаднике, занимавшемся ростовщичеством и не знавшем меры в обкрадывании сограждан.

По предположению Н.И.Костомарова, Леонтий Щил в начале XIV в. был посадником в Новгороде. На скопленное состояние, мучимый угрызениями совести, он решил построить монастырь во имя Покрова Богородицы. Но новгородский архиепископ, зная о репутации мздоимца, отказался от освящения главного монастырского храма и, согласно легенде, назначил Щилу наказание: отпеть себя заживо во вновь построенной церкви.

Во время обряда гроб с телом Щила провалился в преисподнюю и возвратился только после сорокоуста в сорока церквях Новгорода и раздачи сыном несчастного ростовщика отцовского наследства в виде милостыни нуждающимся. Испытавший муки ада посадник получил отпущение грехов и был погребен по православному обряду. Этот сюжет со временем широко вошёл в различные поучения и назидательные тексты, а также стал популярной иллюстрацией к общерусским Синодикам.

Шилов монастырь был действительно основан в 1310 году на речке Дубенке, или Шиловке, к югу от Рюрикова Городища. Вот только источники называют его основателем «раба Божиа Олониа мниха, нарицаемого Сшкила», то есть монаха. После шведского разорения в начале XVII века монастырь запустел, а в 1725 году его деревянные постройки – церковь и колокольня – были разобраны и перевезены на противоположный берег Волхова, в Юрьевскую обитель. Сейчас на месте древнего монастыря лишь земляной холм без всяких следов прежних строений.

 

 

1442 г. – «…Того же лета постави архиепископ владыка Еуфимеи поварне камены и комнату каменну во своем дворе. Того же лета бысть пожар в Плотьничском конце: загореся от Щитнои улице мая в 4, и погоре половина Конюховы улице и Запольская вся, и за город перешед, погоре до Онтонова монастыря… В то же время, люди от скорби тоя великыя пожарныя, похвативше люди, глаголюще от ярости смушени: «в таине ходите и людем не являитеся, и зажигаете град, и людеи губите»; и овех на огне сожьгоша, а иных с мосту сметаша. А Бог весть, испытая сердца человеческая, право ли есть глаголющаа».

1443 г. – «Постави архиепископ великого Новагорода владыка Еуфимеи духовницу камену и сторожну камену во своем дворе. Того же лета постави поставиша камену святого Николу на Кречеве».

1444 г. – «…Тои же осени из князя великого отцины из Тферьского много повоеваша земле и сел новгородчкых, Бежичкыи верх и Заборовье и Новоторскыи волости вси. А из Литвы князь великыи Казимир присла в Новгород, а ркя тако: «возмите моих наместников на Городище, а яз вас хочю боронити; а с князем есмь с московским миру не взял вас деля»; и новгородцы по тому не яшася».

1445 г. – «Архиепископ великого Новагорода владыка Еуфимеи постави церковь камену на Хутине святого Вралама, а на верху колоколницу… А в Новегороде хлеб дорог бысть не толко сего единого году, но всю десять лет… А в то же время не бе в Новгороде правде и праваго суда, и всташа ябетници, изнарядиша четы и обеты и целованья на неправду… и бе по волости изъежа велика и боры частыя, крице и рыданье и вопль и клятва всими людьми на стареишины наша и на град наш…»

1446 г. – «…Того же лета начаша людие денги хулити серебряныя, даже и все новгородци друг на друга смотря, и бысть межи ими голка, и мятеж, и нелюбовь; и посадник и тысячкыи и весь Новгород уставиша 5 денежников, начаша переливати старыи денги, а новыи ковати в ту же меру… и бысть христьяном скорбь велика и убыток в городе и по волостем; да и сие не забвено будет в последнех родех».

Сергей Аксенов, газета «Новгород»

http://gazetanovgorod.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=184&Itemid=51

Поиск

Великий Новгород из космоса

Карта Великого Новгорода

Гостям города

Контакты

Полезные ссылки

Смотрите, это мы!


Сайт создан при поддержке Администрации Новгородской области и Администрации Великого Новгорода

Св-во ЭЛ NФС77-29596 от 18.09.2007, выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия
Сайт может содержать материалы 16+
© 2007-2010 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта гипер-ссылка на сайт обязательна.
© 2010 ИА "Росбалт"